Создание «свободных экономических зон» как предпосылка преодоления региональной конфликтогенности

Последние десятилетия свидетельствуют, что в преодолении региональных конфликтов политико-правовые, военно-политические, другие силовые методы малоэффективны.

МИСИ "Вектор"

продолжает публикацию научных материалов (докладов), которые направлены на содействие решению наиболее сложных проблем в жизни современного общества.

Создание «свободных экономических зон» как предпосылка преодоления региональной конфликтогенности 
Материал подготовлен для Первого и Четвертого Комитетов Генеральной Ассамблеи ООН 

Последние десятилетия свидетельствуют, что в преодолении региональных конфликтов политико-правовые, военно-политические, другие силовые методы малоэффективны. Многочисленные решения международных и национальных институтов власти, различного рода «миротворческие операции», попытки совершенствовать политико-правовые отношения и многие другие аналогичные меры своих результатов, как правило, не достигали. Даже принимаемые постановления Совета Безопасности ООН по предотвращению в мире региональных конфликтов далеко не все выполняются. Вероятно, все это потому, что предпринимаемые меры в должной степени не затрагивают основу, базис общественных отношений, который определяется системой материального производства. Мировое сообщество крайне недостаточно в решении проблем преодоления региональных конфликтов использует методы экономического характера. В то же время именно в экономической поддержке они нуждаются прежде всего.

Современное развитие конфликтогенных регионов показывает, что они, как правило, являются экономически депрессивными. По уровню производительности общественного труда они находятся существенно ниже, чем подавляющее большинство стран и регионов. Средний уровень безработицы составляет 35-40% от трудоспособного населения. Питание по калорийности на человека в 2,5 раза ниже медицинских норм. Предельно обострены социальные и другие противоречия. В таких условиях без решения экономических проблем никакая «миротворческая операция» не будет эффективной, о чем и свидетельствует международный опыт последних десятилетий.

Современная экономическая наука располагает достаточно обширной научной базой, а практика – опытом для решения проблем региональной конфликтогенности на основе реформирования базовых социально-экономических отношений. Таковыми прежде всего являются производственные отношения как отношения между людьми в процессе производства, распределения, обмена и потребления материальных благ. Все это в значительной степени оказывает влияние на стратификационные, межэтнические, социально-психологические и другие взаимоотношения между людьми.

Весь комплекс имеющихся в обществе проблем, на наш взгляд, необходимо решать, начиная с главного: с совершенствования системы материального производства, что в существенной степени должно оказать влияние на все другие институции образа жизни населения. Данные обстоятельства имеют исключительно важное значение для разработки принципов, форм и методов преодоления региональной конфликтогенности.

В современной конфликтологии термин «конфликтогенность», как правило, употребляется редко. В то же время мы будем использовать его для характеристики состояния развития регионов, где в наибольшей степени проявляются предпосылки для социальных конфликтов в различных формах. Такой термин позволяет более системно отражать и изучать объект исследования, особенно экономическими и социологическими методами.

В настоящее время по оценкам специалистов в мире существуют более 400 «конфликтогенных регионов». Все они имеют собственную специфику, в том числе, и с точки зрения генезиса и развития конфликтогенности, особенностей ее проявления в конкретно-специфических условиях. Различия имеются по остроте, времени протекания конфликтов, уровню агрессивности конфликтующих сторон и т.п. Для всех их общим является то, что экономический фактор в развитии регионов – главный, но недостаточно эффективно используемый или не используемый вообще.

Особенностью современных конфликтогенных регионов есть и то, что большинство существующих там проблем и, прежде всего, экономических, не могут быть разрешены самостоятельно в рамках существующей системы производственных отношений. Практика показывает, что и государства, в юридических границах которых находятся эти регионы, как правило, экономические проблемы должным образом не решают или не в состоянии решить. Более того, включение таких регионов в международное разделение труда затруднено по ряду причин, включающих существующие риски для иностранных инвестиций, недостаточный уровень развития материального производства, наличие коррупции и ряда других. В таких условиях необходим поиск особых инновационных подходов в решении соответствующих проблем. Одним из основных, на наш взгляд, является путь создания на таких территориях «свободных (специальных) экономических зон».

«Свободные экономические зоны» (СЭЗ) – исторически апробированный инструмент преодоления депрессивности и поднятия отдельных регионов и даже стран до уровня развития наиболее целесообразных производственных отношений, определяемых контекстом развития мировой экономики.

ООНОпределения «свободных экономических зон» даются как международными правовыми, экономическими организациями, так и специалистами различных областей знания. Это связано с большой дисперсионностью практических основ организации такой формы хозяйственной деятельности, а также сегментарностью ее характеристик. Свои определения «свободным экономическим зонам» дают: Всемирный банк (1992), ООН (1993), Международная организация труда (1998) и многие другие организации [Зименков Р.И. Свободные экономические зоны. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. – С. 10].

Среди специалистов, со времен подписания в 1973 году Киотской конвенции, под «свободными экономическими зонами» понимается часть национальной территории отдельных государств, на которой создается преференциальный режим хозяйствования. Как правило такой режим охватывает льготную систему таможенного регулирования, налогообложения, лицензирования, банковской деятельности, имущественных и залоговых отношений, а также управления, менеджмента и хозяйственной деятельности.

Следует отметить, что «свободные экономические зоны» имеют свою длительную историю. По мнению американских специалистов М. Фразье и Р. Рэйа, «свободные экономические зоны» – одна из старейших форм экономического развития. На это указывает и ряд других специалистов [Фразье М., Рэй Р. Возможности создания зоны свободного предпринимательства в Болгарии//Вопросы экономики. –1991. – №10].

Большинством специалистов считается, что первыми такую форму экономических отношений начали использовать генуэзцы. Генуя (Италия) является первым свободным портом, получившим такой статус еще в 1595 году. С того времени «свободные порты» стали возникать по всему миру: на Мальте, в Адене, Саиде, Колоне (Панама) и в других странах. В 1817 году первым «свободным портом» в России стала Одесса, а затем, в 1862 году – Владивосток и в 1878 году – Батуми.

Спецификой всех «свободных портов» является то, что товары на их территориях складировались беспошлинно. В последующем, с развитием рыночных отношений, концепции создания «свободных портов» репродуцировались на другие сферы экономических отношений с целью получения наиболее оптимальных экономических показателей в различных сферах материального производства.

Прежде всего получили широкое развитие «зоны свободной торговли» (ЗСТ). Концептуальная модель «зон свободной торговли» впервые была создана в как следствие необходимости поиска наиболее эффективных путей преодоления Великой американской депрессии. По инициативе Франклина Рузвельта в 1934 году издан закон, специально определяющий развитие «зон свободной торговли» в . На основе этого закона в настоящее время в Соединенных Штатах функционирует около 500 зон свободной торговли, которые имеют название «внешнеторговых зон». Простейшие из них имеют форму «дьюти-фри», расположенных в крупнейших международных аэропортах.

С середины ХХ столетия интенсивно начинает создаваться «промышленно-производственные зоны», которые возникли в результате эволюции «торговых зон» и предоставлением им возможностей ввозить не только товар, но и капитал, и, что самое главное, заниматься производственной деятельностью.

Одна из первых современных «специальных промышленно-производственных зон» появилась в 1959 году в Ирландии. Такие зоны получали максимально целесообразные налоговые, таможенные и другие льготы, что позволяло им фактически являться «ловушкой» для международного капитала с целью получения более высоких прибылей. Создание таких «ловушек», особенно начиная с 70-х годов ХХ века, было особо распространено в азиатских странах и, прежде всего, в Китае. Китайцы считают, что «государство дает хорошую политику, а не деньги». Китайское руководство, создав СЭЗ Шэньчжень, Чжухай, Шаньтоу, Сямэнь, Хайнань, максимально гибко предоставили в них максимум льгот для международных инвестиций. Только за последние десять лет ежегодный прирост промышленной продукции в них превысил 30%, что в два раза больше, чем по всему Китаю. [Социология в Гуандонь// Цжоу Чибо. – 2006. – №12. – С. 9-10]. Более 300 из 500 крупнейших в мире транснациональных корпораций уже сделали капиталовложения в развитие специальных экономических зон Китая. В настоящее время, по расчетам специалистов, в них осуществляется две третьих товарооборота страны.

Эффективность создания «промышленно-производственных зон» подтверждено экономическим развитием и многих других стран, таких как Южная Корея, Гонконг, Сингапур, Тайвань и многих других. Каждая из созданных «свободных зон» имела свою специфику, которая определялась конкретными условиями развития того или другого региона. Но именно создание грамотной, научно обоснованной системы привлечения инвестиций, организация товарного производства на основе созданных льгот позволила таким регионам эффективно интегрироваться в мировое экономическое пространство. При этом обращает на себя внимание факт решения в них не только промышленно-производственных задач, но и социальных, культурологических.

К свободным экономическим зонам «третьего поколения» относят «технико-внедренческие». Особо широкое распространение они получили, начиная с 80-х годов прошлого века. Их целью явилось создание благоприятных условий для развития науки, техники и соответствующих производств в приоритетных направлениях. Такие технико-внедренческие зоны как правило создавались при активной государственной поддержке. Особо обращалось внимание на привлечение и концентрацию в таких зонах отечественных и зарубежных исследовательских, проектных, научно-производственных фирм и организаций, которые получали максимум налоговых и финансовых льгот в своем развитии. К работе в таких СЭЗ привлекалась особо талантливая научная молодежь со всего мира. Преимущественно «утечка мозгов» осуществлялась именно в такие зоны. Наибольшее число технико-внедренческих СЭЗ существуют в Соединенных Штатах, Англии, Франции, Китае, Японии. В США их называют «технопарками», в Японии – «технополисами», В Китае – «зонами развития новой и высокой технологий». Одним из самых известных «технопарков» в мире является «Кремниевая Долина», где сосредоточено более пятой части мирового производства средств вычислительной техники, компьютеров и другой радиоэлектронной продукции. В этом «технопарке» работают более 2-х тысяч сотрудников. А всего в США функционирует около 200 «технопарков». В странах Евросоюза создано более 300 «научных парков». В Китае – около 70-ти «зон развития новой и высокой технологий». К созданию аналогичных структур эффективно подключаются Индия, Малайзия, и многие другие страны. В России, в частности, в соответствии с программами, направленными на развитие «нанотехнологий» и «наукоградов», в бюджете 2019 года заложено их существенное финансирование. Обращает на себя внимание тот факт, что современные «технико-внедренческие зоны» являются не только инструментом повышения научно-технического прогресса – «инкубаторами современного бизнеса», но и центрами особо продвинутых культурных и гуманитарных отношений между людьми, где противоречия на этнической, социальной и других основаниях практически исключены.

В последние годы свое развитие получили так называемые «комплексные свободные экономические зоны», которые включают создание льгот для всей системы экономических отношений – производства, распределения, обмена и потребления материальных благ. К таким зонам можно отнести Бразильскую СЭЗ «Манаус», Аргентинскую «Огненная Земля», аналогичные территории, которые создаются в Китае уже не в прибрежных, а внутренних регионах. В последнее время активизировались процессы по созданию специальной комплексной свободной экономической зоны Туманцзян с участием России, Китая, Японии и других стран.

В Западной Европе широко распространены «сервисные зоны», представляющие собой территории с льготным режимом функционирования предприятий и учреждений, работающих в направлении распространения и внедрения инновационных проектов, а также оказывающие различные финансовые экономические и другие услуги. Среди них особо выделяются «оффшорные зоны», «налоговые гавани» и т.д. Всего в мире насчитывается более 300 оффшорных компаний.

Общим для всех «свободных экономических зон» является следующее:
- «свободные экономические зоны» являются элементом системы международных экономических взаимоотношений. Соответственно, они нуждаются в совершенствовании системы международного законодательства, регулирующего их деятельность и в необходимых международных гарантиях;

- «свободные экономические зоны» создаются с целью привлечения дополнительных средств для развития того или иного государства или группы государств, в рамках которых они и создаются. В данном случае, СЭЗ как «ловушка для мирового капитала», работает эффективно, где в наибольшей степени умело реализуются принципы его привлечения, что часто в экономической науке называется «созданием особо благоприятного инвестиционного климата»;

- «свободные экономические зоны» в настоящее время выступают и как проекты с наиболее эффективной организацией общественного производства. По нашим расчетам, около двух третьих наиболее важных инновационных проектов за последнее десятилетие были разработаны и внедрены именно в «свободных экономических зонах». Особенно это касается передовых достижений развития науки и техники;

- практика показывает, что «свободные экономические зоны» являются не только инструментом получения более высокой прибыли, но и системой более адекватной социальной организации жизнедеятельности людей. В существенной степени в них создается система взаимоотношений, которая определяется общим переходом от индустриального к постиндустриальному обществу в контексте большинства процессов, определяемых «информационной революцией»;

- «социальная конфликтогенность» в СЭЗ – минимальная, поскольку в них засодействованы и эффективно функционируют прежде всего экономические механизмы, которые в существенной степени стабилизируют всю систему общественных отношений.

Таким образом, «свободные экономические зоны» создаются для решения конкретных приоритетных экономических задач, включая задачи повышения эффективности общественного производства.

Что же обеспечивает социально-экономическую привлекательность создания СЭЗ в современных условиях?

Проанализировав работу более пятидесяти СЭЗ в различных частях планеты, мы пришли к выводу, что в практику функционирования «свободных экономических зон» везде закладывалась система экономических льгот и преференций для наиболее целесообразных экономических процессов, что и создает соответствующую социально-экономическую привлекательность развития такой формы организации общественного производства. Каждой из видов таких зон присуща своя специфика применения льгот и преференций, но имеется и общее. Общим является система принципов преференци в налогообложении, финансировании и организации управления.

Налоговые или фискальные льготы. Они характеризуют особенность налогообложения СЭЗ и связаны со стимулированием производственной деятельности и привлечения инвестора. Их можно классифицировать по следующим признакам:

- организация налогообложения тех сфер деятельности в СЭЗ, для которых необходимо создать соответствующую систему интенсификации прогрессивного развития. Это, прежде всего, касается налогов на прибыль, имущество, ценообразования;

- решение вопросов временного или постоянного освобождения от налогов той или иной сферы деятельности в СЭЗ;

- определение уровня налоговых ставок, специфики соответствующих расчетов;

- создание системы контроля и анализа за степенью эффективности применения налоговых льгот и преференций в СЭЗ.

Финансовые льготы. Эта система льгот призвана создать наиболее эффективную систему финансового менеджмента в СЭЗ, которая в существенной степени должна осуществлять не только мотивацию, но и всю систему организации СЭЗ. Финансовые льготы включают различные формы субсидий:

- льготное кредитование, прежде всего, со стороны государства, на территории которого расположена СЭЗ, или международных организаций, заинтересованных в ее развитии;

- бюджетные дотации;

- предоставление финансовых льгот за коммунальные услуги;

- предоставление финансовых льгот по арендным платежам;

- предоставление других финансовых льгот, обеспечивающих мотивацию системы производства и реализации продукции в СЭЗ.

Административные льготы. Эта система льгот способствует созданию наиболее эффективной системы управления СЭЗ. Она включает:

- создание эффективной системы управления, включающей организацию руководящих органов на наиболее целесообразных принципах;

- формирование системы упрощенного управления процессом регистрации и организации работы различных предприятий в СЭЗ;

- упрощение таможенных процедур и всей системы взаимодействия с международными рынками;

- создание системы обеспечения бизнеса и, прежде всего, инвесторов эффективными средствами инфраструктуры;

- организацию консалтингового обеспечения развития СЭЗ;

- упрощение системы реализации нормативно-правовых актов;

- подготовку и переподготовку кадров.

«Свободные экономические зоны» являются институтом современной международной экономики. Теория и практика свидетельствуют, что они не только эффективны в современных условиях, но и имеют перспективы дальнейшего развития.

В соответствии с целями нашего исследования возникает вопрос: в какой мере имеющийся опыт создания и функционирования СЭЗ может повлиять на развитие конфликтоенных регионов?

Отвечая на такой вопрос, следует повторить и особо на это обратить внимание, что конфликтогенные регионы, как правило, являются и депрессивными, уровень экономического развития которых предельно низкий. Элементарное поднятие экономики неизбежно ведет к увеличению занятости людей, вовлечение их в систему материального производства, с неизбежностью влияет на преодоление имеющей место нищеты, бедности и других антиподов образа жизни. Исторический опыт показывает, что уже на первых этапах становления производства в существующих «свободных экономических зонах» в значительной степени снижалась социальная напряженность, стабилизировалась вся система общественных отношений.

Как известно, создание СЭЗ в Китае преследовало цели не только связанные с привлечением иностранных инвестиций и поднятием экономики, но и с решением ряда социальных проблем, включая проблемы преодоления конфликтогенности. Центральные власти КНР самым тщательным образом проводили мониторинг за развитием социальных отношений в создаваемых «специальных экономических зонах». Опрос специалистов Высшей партийной школы при ЦК КПК, которые изучали данные проблемы, показывает, что с повышением экономических показателей СЭЗ в существенной степени улучшались доходы засодействованных там трудовых ресурсов, с неизбежностью преодолевалась конфликтогенность, совершенствовалась вся система социальных отношений [Пекин Жижибао, 18 декабря 2006]. Это обстоятельство было особо важным для многонационального Китая, потому что в значительной степени обеспечивало плавный переход от проблем, связанных с «культурной революцией», к реализации современных общенациональных программ модернизации страны.

Первоначально в КНР «специальные экономические зоны» создавались в приморских городах. Спустя некоторое время они стали постепенно создаваться и во внутриконтинентальных районах. Среди местных специалистов ведутся обсуждения проблем поднятия экономик в депрессивных регионах страны, которые в то же время являются и особо конфликтогенными, такими, как Тибет, некоторые регионы Внутренней Монголии и т.п.

Наряду с Китаем СЭЗ эффективно функционируют в других странах, где накоплен большой опыт их конструктивного развития. В настоящее время можно констатировать, что создание «свободных экономических зон» в юго-восточной Азии, Латинской Америке и других странах в существенной степени стабилизировали там всю систему социально-экономических, политических и гуманитарных отношений.

Нам представляется, что привнесение опыта создания СЭЗ в современные конфликтогенные регионы также окажет положительное влияние на стабилизацию экономической и социальной обстановки в них, явится важнейшим фактором преодоления имеющегося кризиса. Такое положение является наиболее общим. Оно с неизбежностью должно учитывать специфику конфликтогенности в тех или иных регионах мира, как равно и многие другие обстоятельства.

Методология преодоления региональной конфликтогенности путем создания на их территориях «свободных экономических зон», на наш взгляд, должна строиться на следующих принципах.

Первое. Прежде всего, исходя из общих принципов экономической теории, как уже указывалось, основу общественных отношений составляет материальное производство. Только путем реформирования системы производственных отношений можно достичь повышения производительности труда, улучшения других экономических показателей, что неизбежно создает предпосылки более адекватной экономико-производственной организации жизнедеятельности людей. Классическая политическая экономия в лице А. Смита, Д. Риккардо, К. Маркса и других исследователей доказывает, что именно сфера материального производства – основа самоорганизации общества и что от этой самоорганизации в значительной степени зависит стабилизация других производных сегментов общественных отношений. Эти положения необычайно важны в контексте рассмотрения вопросов экономического возрождения не только конфликтогенных, но и депрессивных регионов. Предоставление реальных возможностей людям участвовать в системе общественного производства, а, следовательно, повышать свой материальный уровень – есть важнейшее условие преодоления любого из социально-экономических кризисов. В конфликтогенных регионах целесообразно осуществлять политику не только «миротворчества», материальной и финансовой поддержки, проводимых в форме «гуманитарной помощи», но и не менее важно предоставить возможность людям самим зарабатывать себе на жизнь.

Второе. Инструментом преодоления региональной конфликтогенности, поскольку она, как правило, носит системный характер, может явиться создание на их территориях свободных экономических зон «комплексного типа». Это СЭЗ нового поколения, которые включают все лучшее, что накоплено в эволюции этой организации хозяйственной деятельности. В таких регионах целесообразно создавать условия для максимальной открытости экономики и наиболее благоприятные предпосылки для ее интеграции в международные экономические взаимосвязи. Но только этого недостаточно. Наряду с открытостью экономики необходимо предоставление депрессивным регионам таких льгот и стимулов производства, которые обеспечили бы в максимально сжатые сроки их эффективное развитие. Система льгот в сфере проведения либеральной налоговой, финансовой и административной политики должна быть такой, чтобы она могла привлечь международный капитал к развитию местного производства. Другими словами, необходимо создание в конфликтогенно-депрессивных регионах особо привлекательного «инвестиционного климата» для международных производителей.

Анализ развития экономик современных депрессивных регионов показывает, что они являются преимущественно аграрными. Отдельные исследователи даже считают, что в связи с этим их сложно реформировать. На наш взгляд, аграрная ориентация значительной части конфликтогенно-депрессивных регионов в современных условиях не является недостатком или препятствием к их возрождению, а наоборот. В мире, когда наблюдаются усиливающиеся тенденции в сторону мирового продовольственного кризиса, поиск дополнительных источников решения продовольственных проблем является более чем актуальным. Создание льгот, стимулов, технологизации процессов, направленных на производство продуктов питания, рационализацию переработки сельскохозяйственной продукции в целом может служить основой преодоления экономической отсталости и оказывать существенное влияние на преодоление имеющейся конфликтогенности. Это лишь один из фрагментов возможных экономических трансформаций. Только сельскохозяйственным производством далеко не ограничивается система социально-экономического возрождения таких регионов. Предпосылок для социально-экономического роста может быть много. Но главным при этом должно быть одно: чтобы все указанные социально-экономические предпосылки преодоления конфликтогенности были преобразованы в реальную производственную практику. В данной связи, необходимо, повторим, создание соответствующих научно обоснованных, учитывающих специфику регионов, льгот и преференций. Здесь речь идет о том, что на смену различного рода «гуманитарной помощи», финансовым дотациям и другим аналогичным мерам должна прийти политика, основу которой составляет создание условий для стимулирования производства и других форм социально-экономических отношений. Мировое сообщество в состоянии в наиболее отсталых регионах планеты создать такие экономические условия, которые позволили бы местным народам самостоятельно преодолевать имеющийся там экономический и политический кризисы. А это, в свою очередь, приведет к стабилизации других общественных отношений. В такой идее нет ничего иного, как преломление в практику библейской притчи о том, что важнее «человеку дать удочку», чтобы он ловил рыбу сам для себя, чем просто «кормить его рыбой».

Третье. В органической взаимосвязи с созданием свободных экономических зон «комплексного типа» необходима нормативно-правовой базы их функционирования. Человечество накопило достаточно большой опыт и в этом деле. Известно, что международные отношения в сфере экономики, внешней торговли, в других сферах международной экономической жизни регулируются принципами и декларациями Организации Объединенных Наций, другими международными документами. Явилось бы целесообразным разработка более четких и отвечающих требованиям времени принципов создания «свободных экономических зон» в современных конфликтогенных регионах. В этом заинтересовано не только международное сообщество, но и государства, в рамках которых имеются такие регионы. Более того, очевидно, что в большей степени в этом заинтересовано само население современных конфликтогенных регионов. Имеющийся опыт создания нормативно-правовой базы развития СЭЗ комплексного типа достаточный, на базе которого можно было бы создавать соответствующие документы и систему управления с учетом конкретных специфических условий и на долгосрочную перспективу.

Следует специально отметить и то, что систему общественных отношений регулирует два института: мораль и право. Эффективность права в значительной степени зависит от того, в какой степени оно отражает существующие принципы морали. Для полиэтнических и многоконфессиональных конфликтогенных регионов это особо важно. Поэтому нормативно-правовые документы, регулирующие взаимоотношения как в экономике, так и в других сферах общественной жизни должны учитывать опыт, традиции, этнические, социальные и другие особенности регионов. Но при этом главным должно являться создание равных экономических возможностей для включения в созидательную экономическую деятельность всех местных жителей, независимо от их этнической, религиозной, социальной и других форм принадлежности. Методологическим основанием формирования нормативно-правовой базы и управления конкретной СЭЗ в данной связи должны стать принципы международных экономических взаимоотношений и институтов гражданского общества.

Четвертое. Экономическое возрождение депрессивных, конфликтогенных регионов в значительной степени стабилизирует всю систему социальных отношений. Прежде всего, преодоление безработицы как неизбежное следствие расширения производства в значительной степени преодолевает внутрисоциальные противоречия и оказывает влияние на стабилизацию общественных отношений в целом. Последние исследования социологов показывают, что среди безработных преступность и девиантное поведение в десятки раз выше, чем у занятых в системе материального производства людей. Предоставив людям возможность работать, мы максимально сокращаем социальную базу девиантности в обществе. Более того, практика показывает, что в «свободных экономических зонах» особо возможно создание условий для инновационных форм организации труда, применения лучших достижений науки и техники. А это, в свою очередь, требует повышения квалификации персонала, его образовательного и культурного уровня. Такой процесс также способствует гармонизации в обществе социальных отношений. Повышение уровня материального производства в депрессивных регионах с неизбежностью повышает уровень благосостояния людей, содействует их обустроенности, расширению цивилизованных условий образа жизни. Реализация социальной политики требует и ее совершенствования.

Система социального управления в конфликтогенных регионах должна иметь эксклюзивные формы, но, в то же время, строиться на апробированных институтах управления общественными отношениями. Таковыми, на наш взгляд, являются принципы демократической организации общества, на базе которых и возможно определение соответствующих стандартов образа жизни людей.

Пятое. Важной особенностью и необходимостью является создание в конфликтогенных регионах системы международного патроната, включая соответствующее управление со стороны Организации Объединенных Наций и других международных структур. Как известно, во многих регионах конфликты носят не только межнациональный, межконфессионный, но и международный характер. Особенно это типично для «развалившихся» государств (СССР, Югославия и др.) и территорий с неопределенным статусом, образовавшихся в результате региональных войн. Многие исследователи считают, что количество таких конфликтов в современном мире будет возрастать. [См.: Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М.: АСТ, 2005; Сергеев С.А. Исследования экстремизма и радикализма в зарубежных и отечественных социальных науках// Конфликтология. – СПб., 2011. – №3. – С. 1-17; Friiden und Konflikt: Beitrage zur historischen Friedensforschung. – Essen: Klartext Verlag, 2005 и др.]. Убеждены, что при посредничестве ООН и других международных институтов в спорных и с неопределенным статусом регионах необходимо участие государств, имеющих отношение к конфликтной территории. Так, например, на постсоветском пространстве это могли бы быть: Абхазия и Южная Осетия при участии и Грузии; Приднестровье при участии , Молдавии и, возможно, Украины; Нагорный Карабах при участии Армении, Азербайджана и ; Курильские острова при участии и Японии; Косово – Сербии и Албании, и т.п. Таких регионов в мире – не один десяток, и в каждом отдельном случае мировое сообщество могло бы предложить модель создания бесконфликтных регионов на базе СЭЗ с непременным участием всех заинтересованных сторон.

Если международное сообщество в состоянии принимать решения и осуществлять на практике «миротворческие», «гуманитарные» и другие силовые операции по предотвращению региональных конфликтов, затрачивая на это огромные средства, то, более чем очевидно, оно в состоянии часть этих средств направить на экономическое возрождение таких регионов, что в значительной степени сделает миротворческие операции более эффективными. В то же время миротворческие акции в соответствии с мандатами ООН и других международных организаций необходимы. Их необходимость обусловлена важностью осуществления должного правопорядка и защиты всего комплекса становящихся институтов рынка и гражданского общества. В настоящее время миротворческие силы выполняют в конфликтогенных регионах функции преимущественно жандармского типа. Вопрос состоит в том, чтобы такие функции расширить, и с помощью миротворческих сил проводить политику защиты прав и свобод граждан в условиях начала процессов экономического возрождения депрессивных регионов.

Возможны и другие сценарии усиления контроля за развитием экономических и политических процессов в конфликтогенных регионах с началом создания в них «свободных экономических зон». Формы и методы при этом определяются региональной спецификой. Все эти меры необходимо предпринять в силу того, что ранее существовавшие или существующие в настоящее время механизмы экономического, социального и политического преодоления конфликтов в современных депрессивных регионах фактически исчерпаны.

Таким образом, что может дать предоставление конфликтогенным регионам право развиваться в режиме «свободных экономических зон» или «территорий приоритетного экономического сотрудничества»:

- для международного сообщества – это перевод вектора конфликтогенности региона от политико-силовых методов к рыночно-экономическим. Огромные денежные средства, используемые на так называемые «миротворческие акции», получат шанс работать на экономику конфликтогенно-депрессивных регионов, возрождая их, что более экономически и политически целесообразно;

- стабилизацию международных отношений. Региональные конфликты имеют преимущественно национальные формы. Сфера экономики – интернациональная. Ее развитие содействует включению ранее отсталых регионов в мировые экономические процессы. Это фактически предоставление конфликтогеннным регионам предельно льготного шанса занять свое место, присоединившись к реалиям глобализирующегося мира цивилизованным образом;

- преодоление последствий существующего социального кризиса. Обеспечение людей работой не только подымает их материальный уровень жизни, но делает практически ненужным и деструктивное поведение.

Имеются многочисленные другие экономические, социальные, политические и гуманитарные преимущества, которые вытекают из возможностей доминантного развития конфликтогенных регионов по пути предлагаемого экономического реформирования, а именно создание на территориях конфликтогенных регионов «свободных экономических зон» под конструктивным и сильным международным патронатом.

Научно-методический Совет МИСИ «Вектор» с участием авторов научного проекта «Экономические предпосылки преодоления региональной конфликтогенности» доктора экономических наук, профессора Котолупова О.А. и доктора социологических наук, профессора Хриенко П.А.

ИА «9-й КРЫМ»

Поделиться:

*

*

Вверх